In English, please
Знайшлі памылку ў тэксце?
Вылучыце яе з дапамогай мышкі і націсніце
У страха глаза велики, или Как медиа заставляют нас бояться волка

«Жителей деревни N несколько месяцев держат в страхе волки», «из-за волков люди боятся выйти во двор ночью», «волки порвали собаку» – если уж медиа вспоминают про зверя, то исключительно в таком контексте. Громкие заявления бросают нам с телеэкранов, ими же пестрят новостные ленты. Громкие, но, как показывает практика, безосновательные.

Нападения, которых нет

Когда информацию, растиражированную СМИ, начинаешь проверять, оказывается, что дела обстоят совсем не так: волки никого не ели, не кусали, а герои репортажей, которых называли жертвами, никак не пострадали. Так, например, в прошлом году особенно сильная «волчья истерия» поднялась вокруг деревни Газьба в Витебской области: мол, люди стали бить тревогу и привлекать к проблеме внимание властей, охотников и СМИ, потому что волки съели почти всех местных собак Однако эта информация не достоверна, что вскрылось после разговора с местными жителями. К слову, о своих «страданиях» сами они узнали из СМИ.

Поворот на Газьбу с трассы Е95 Поворот на Газьбу с трассы Е95

После выхода новости о нападении волкана автобусной остановке и автозаправке в Брагинском районе Гомельской области (обратите внимание – пострадавших, в действительности, не было) стало известно, что волчицу-«виновницу» выследили и застрелили. Правда, единственным доказательством того, что наказан именно нападавший зверь, является «опознание» туши якобы пострадавшими мужчинами.

Говорили недавно и о ЧП под Ершовкой: подозреваемым в нападении на автомобиль стал волк. Однако по имеющимся фото профессионалы распознали собаку. Да и описанное в СМИ поведение, по мнению специалистов, не характерно для волков, а вот для собак – вполне обычное. Похожая историяпроизошла в начале года в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике, где волк якобы пришёл к жилью (и даже вошёл в сени) и покусал одну из местных собак. Имеющиеся факты подозрения от волка отводят. Однако широкой публике медиа постоянно доносят «новости» о том, что волка следует бояться. Кстати сказать, беспризорные одичавшие собаки и «собаковолки» (помесь собаки с волком) – вот действительно опасные звери. Недавно под Гродно стая бродячих псов загрызла 37 овец и козу.

Собаке возле леса жить – по-волчьи выть

И снова запахло жареным: 9 февраля на ОНТ вышел пугающий вирусный репортаж. Мы рекомендуем вам его посмотреть. Действия происходят в Малоритском районе Брестской области. Сюжет привычный: волки нападают на деревни. И потому здесь волкам объявили самую настоящую войну.

 

Не медлим, выезжаем проверять. Направляемся в окрестности деревень Ямица и Заозёрная, хутора Чемерынь, вблизи которого «зверина тропа, по которой дикие животные выходят из леса».

К слову, отыскать ту самую тропу не получилось, не знают о ней и местные. С научной точки зрения объяснимо: волки – не олени, одной дорожкой не ходят. По кадрам телерепортажа можно предположить, что тропа пролегает за местным мелиоративным каналом в 500–600 метрах от хутора. И это в пять раз дальше, чем озвучено. Следы волков не нашли, только следы охотников.

Если посмотреть на карту, видно, что деревня Ямица и хутор Чемерынь расположены рядом с лесом. Когда лес так близко соседствует с населённым пунктом, особенно вымирающим, границы для животных постепенно стираются. И, к примеру, вольно гуляющих собак волки начинают воспринимать как конкурентов на своей территории. Поэтому домашние псы могут страдать от дикого зверя, их нужно держать на привязи. А этого единственный житель хутора Чемерынь не делает. Здесь он живёт с двумя своими псами, держит небольшое хозяйство.

В Ямице тоже немноголюдно: сейчас здесь проживает 8–9 человек. В деревне пять собак. Есть небольшое хозяйство, в сотне метров от заброшенных домов стоит пару телятников. Деревня выглядит уныло: много пустующих домов и зарастающих подворий.

Деревня Ямица находится около самого лесаДеревня Ямица находится около самого леса

Вдали от леса, больше чем в километре, находится деревня Заозерная, где «бьют тревогу… и количество волков растёт, удержать популяцию не удается». В отличие от Ямицы и хутора Чемерынь, деревня находится практически в чистом поле, а значит, маловерятно, что волки здесь – регулярные гости. Так и оказалось. У нас получилось попасть в дом Василия Олесика, героя, который фигурирует в сюжете, рассуждая о «волчьей» проблеме. Лично с ним не поговорили, однако его жена про волков ничего не слышала. Появление этой деревни в сюжете объяснить можно лишь тем, что журналисты по пути домой, видимо, решили набрать для сюжета больше динамичных картинок – сюжетных кадров и говорящих лиц. Вот и Заозёрная, как видим, пригодилась вместе с жителем, который в кадре трясёт вилами.

«Собаки рвут цепи при приближении хищника почти каждый вечер» – говорит голос за кадром. Собаки так реагируют на любое животное и на человека. Такое их поведение вовсе не значит, что лают из-за волков.

Несколько дней назад собаки лаяли ночью, а так не часто их по ночам слышно, – рассказывает нам местная жительница Вера Васильевна Пининь. Вторит ей другая жительница Ямицы: «Собаки лают и на лисиц, которые приходят прямо во двор, и на диких кабанов, которые периодически забредают в огороды».

Эта собака с лаем гналась за нашей машиной метров тристаЭта собака с лаем гналась за нашей машиной метров триста

Мы, кстати, тоже были активно облаяны собаками, путешествуя по местным деревням.

Егеря-«контролёры» и волки-«иностранцы»

«Присматривают», судя по сюжету, за волками в этой местности егеря: «Егеря заходят в каждый двор, опрашивают людей, чтобы сложить приблизительный маршрут перемещения стаи». И вопрос даже не в том, делают ли они это в действительности. Вопрос в том, зачем это делать, если через деревни волчьи тропы не идут.

Местная жительница последний раз видела волка полстолетия назадМестная жительница последний раз видела волка полстолетия назад

За всю свою жизнь, а прожила я уже 80 лет, видела волка один раз, и то 50 лет назад. В тот раз я пасла коров, и несколько хищников вышли из леса, пытались отбить у стада одну корову – не удалось. А так волки где-то в километре от деревни ходят, может, чуть ближе. В самой деревне я их не видела. Лисы приходят часто, а вот волки нет, и слава богу, – рассказывает местная жительница Мария Тихоновна Максимук. – Да волков уже и застрелили.

Говорит она про двух матёрых волков, которых недавно застрелили 22 охотника. Меж тем, бездумный отстрел этих хищников может стать причиной более широкого распространения зверя. В волчьей стае есть определённая организованная структура. Ядро стаи – старые, опытные животные, способные охотиться на крупную добычу, того же лося или оленя. Молодняк (до трёх лет) учится охотиться с помощью старших. Убивая всех подряд волков, очень легко можно повредить ядро стаи – самку и самца, которые контролируют весь процесс охоты. Остальные хищники стаи в этом случае просто разбредаются, а от таких одиночек как раз могут и быть основные проблемы…

Егерь Сергей Козак показывает на телефоне фото убитых матёрых волков. Кадр из видеосюжета ОНТЕгерь Сергей Козак показывает на телефоне фото убитых матёрых волков. Кадр из видеосюжета ОНТ

В телесюжете егеря говорят об участившихся звонках с жалобами на волков. Причинённый волками вред должен фиксироваться определёнными документальными актами, атаковых нет.  

Рост численности волков (хотя в этой местности, скорее всего, волки на глаза попадются одни и те же – неполная стая из пяти особей, без тех двух убитых) связывают с приходом волков-«иностранцев»: «Волки идут из Украины, где официально охота на волка под запретом, а значит, численность животных не контролируется,» – говорят в сюжете. И это неправда.

В Украине нет запрета на отстрел волков, этот вид практически имеет статус «нежелательного». Причем отстрел волков егерями для регулирования численности хищников разрешён круглый год. Выходит, численность животных активно контролируется.

«Они съедают много косуль, зайца, бобра, кабана… бобра в этом году меньше стало», говорит егерь на камеру. Правда, местные жители с этим не согласны: они видят и слышат другое.

Охотники, там же и егеря, стреляют безбожно всё подряд, в сезон и не в сезон. Порой ночью слышны канонады выстрелов. Не волк съедает всё, а они всё выбивают. Полгода наблюдал за небольшой группой косуль, а на следующий день после охоты осталась одна. Весной уток стреляют, некоторые просто так палят, лишь бы выстрелить, даже ту утку не заберут. Когда волку было что жрать в лесу, он там и сидел, а когда все выбили, так вот и начинает подходить близко к деревням, – с грустью рассказывает Василий Щигельский, житель деревни Ланская (прим. –данные рассказчика изменены).

Подумайте: всегда ли волк виноват? А главное – почему медиа так «подогревают» эту тему и что стоит за такими мотивами?..

 

Комментарий АПБ

Александр Винчевский, директор ГА «Ахова птушак Бацькаўшчыны»:

Наш фольклор поспособствовал тому, что волк воспринимается людьми чаще всего как негативный персонаж, которого стоит бояться. Это понимание переносится в жизнь. И, как видим, СМИ только усиливают этот стереотип.

Меж тем, новости и материалы в медиа не могут основываться на слухах, работа СМИ должна полностью подтверждаться фактами. Понятно, что сенсации и скандалы более востребованы у зрителей и читателей, однако это не повод легкомысленно, поверхностно подходить к работе. У такого подхода есть свои последствия, в данном случае – уничтожение ценного вида.

В таких сенсациях заинтересованы, в первую очередь, охотники и охотхозяйства. Они и нагнетают эту истерию, стараясь продвинуть свои интересы через средства массовой информации. Пострелять в волка для охотников – это удовольствие, за которое они хотели бы ещё и получать деньги. Потому они выступают за то, чтобы государство вернуло премии, как это когда-то было: приносишь хвост – получаешь деньги. Охотхозяйства, в свою очередь, ссылаются на недополученную из-за волков прибыль, якобы хищники съедают животных. На практике, волк исполняет функцию регулятора, в их зубы попадают наиболее слабые представители того или иного вида. Это значит, к примеру, что элитные особи оленя, в которых и заинтересовано хозяйство, останутся целы. Не вред, а польза для хозяйства.

Поскольку СМИ сегодня имеют огромное влияние, важно, чтобы они предоставляли достоверную, точную информацию, не пугали, не создавали ажиотаж, а наоборот, просвещали и воспитывали население.