In English, please
Знайшлі памылку ў тэксце?
Вылучыце яе з дапамогай мышкі і націсніце
Пойма Припяти: дневник экспедиции — часть 2

Экспедиция Багны в нацпарк Припятский: как река определяет уклад жизни деревень и чем знамениты местные дюны? 

Полесская экспедиция по пойме реки Припять продолжается. День второй: экспедиция Багны отправляется в национальный парк «Припятский».

Солнце не радует, но нет дождя: уже хорошо. Вторая часть экспедиции продвигается от Пинска к Давыд-Городку и Ольшанам, а у нас сегодня — национальный парк «Припятский».

Припятский государственный ландшафтно-гидрологический заповедник — первый в пойме Припяти — был создан в 1969 году. Вот уже более 40 лет Припятский заповедник и город Туров, где до 2008 года размещалась его администрация, являются перекрёстком дорог и местом встреч учёных-биологов, а также местом притяжения краеведов, любителей природы и романтиков, влюблённых в Полесье. Четыре участника нашей экспедиции в своё время работали или проходили практику в научном отделе Припятского заповедника, где и познакомились. 

Сейчас «Припятский» — это национальный парк площадью более 88 тысяч гектаров. Большая часть территории национального парка расположена на правобережье Припяти. Более 20 лет назад в национальный парк включили лесной массив между деревнями Кольно, Найда и Баклан на левом берегу Припяти, площадью около 20 тысяч гектаров, а также часть русла реки. Сегодня мы едем вдоль поймы по правому берегу от города Туров до деревни Мордвин. А если удастся воспользоваться паромом и перебраться  через Припять у Снядина, то вернёмся назад, в Туров, по левому берегу реки. 

Поля вокруг Турова. Фото — И.Болотина. Поля вокруг Турова. Фото — И.Болотина.

Покидаем станцию кольцевания и, свернув налево по трассе Лельчицы-Давыд-Городок, выезжаем из Турова. По обеим сторонам, прямо у подножья дороги-дамбы, лежат распаханные и уже зеленеющие поля. На протяжении трёх километров не видно ни одного дерева! Шикарные ивы и яблони, которые раньше украшали пейзаж, создавали полесский колорит и давали прохладу в летний зной, давно вырублены по распоряжению местных властей. Пересекаем пойму Ствиги по двум мостам. Здесь уже встречаются живописные старицы и заросли ивы, не тронутые любителями «порядка». Но птиц по-прежнему мало. Похоже, массовый пролёт не идёт и сегодня.

Проехав ещё несколько километров, сворачиваем ближе к Припяти в деревне Хвоенск. Справа — дорога на посёлок Хвоенск и стена леса. Начинаются  пойменные леса «Припятского».  Дорога, по которой мы едем, практически  на всём протяжении представляет собой дамбу. Построенная в начале 1980-х годов, она постепенно изменила характер распределения воды на прилегающих к ней лесных территориях, встав на пути паводковых вод. На некоторых участках леса это привело к застою воды. И деревья, оказавшись в условиях излишней увлажнённости, постепенно ослабли и погибли. Предложения учёных, в частности, уроженца этих мест, доктора биологических наук Дмитрия Степановича Голода, до сегодняшнего дня остались нереализованными. Дмитрий Степанович много лет был одним из участников учёного совета заповедника, а потом и национального парка. Он предлагал построить в нужных местах мосты через дорогу вместо проложенных там труб и таким образом ликвидировать застой воды на отдельных участках леса.

На границе поля и леса. Фото — П. Пинчук. На границе поля и леса. Фото — П. Пинчук.

Сворачиваем на боковую дорогу и останавливаемся у примечательного участка 100-летней пойменной дубравы, называемого в народе «панским лесом». Дубы были посажены людьми в начале XX века и хорошо прижились. Теперь этот участок леса практически ничем отличается от соседнего, естественного происхождения. 

Забор для защиты поля от диких животных постепенно разрушается. Фото — П.Пинчук. Забор для защиты поля от диких животных постепенно разрушается. Фото — П.Пинчук.

Фото — А.Халандач. Фото — А.Халандач.

Забор вокруг леса начал постепенно разваливаться, но теперь он уже и не нужен. Это ограждение, построенное около 10 лет назад, должно было защищать посевы на поле от потрав дикими животными, в первую очередь кабанами. Отлов диких кабанов с территории национального парка на правом берегу и переселение их сотнями в охотничий вольер — сафари-парк на левом берегу — за несколько лет снизили их количество в разы. Повлияла ещё и эпидемия свиной чумы в 2015-2016 годах.

Слева располагаются засеянные поля с сетью каналов мелиоративной системы. Вода собирается в каналы-водосборники и сбрасывается при помощи насоса через шлюз в Припять. Водный режим здесь, в пойме Припяти, если определяет и не всё, то очень многое, создавая условия для жизни дикой природы и людей.

Птиц на пролёте практически нет. Мы движемся дальше и подъезжаем к деревне Переров. Открытый ещё недавно до самого русла реки пойменный луг практически весь зарос ивняком. Теперь в Перерове можно насчитать едва ли больше десятка коров и лошадей. В пойме не пасут и не косят, не изменило ситуацию и мясное животноводство. Лет 10 назад в сельскохозяйственном подразделении национального парка начали разводить и выращивать коров мясных пород. По задумке, находящиеся на вольном выпасе в богатой растительным кормом пойме Припяти «лимузины» будут быстро набирать вес и предотвращать зарастание пойменного луга ивой. Но что-то пошло не так, и поголовье скота стало расти менее стремительно, и возможности по «сохранению» пойменных лугов от зарастания оказались не столь масштабными, как это представлялось вначале. 

Из года в год снижается количество населения в прибрежных деревнях Хвоенске, Перерове, Переровском Млынке, Хлупине и других. Пару лет назад закрылись школы в Хвоенске и Перерове. Немногочисленных учеников из Перерова теперь возят в соседнюю Хлупинскую школу. В Перерове остались в основном пенсионеры, а пустующих домов становится всё больше. Часть из них теперь используют для летнего отдыха уехавшие в города переровцы. Некоторые дома скупают столичные жители. Отдых на природе, туризм, научные исследования — это та сфера деятельности, которая естественным образом может сейчас развиваться в таких местах. Но агроэкотуризм у местных жителей не прижился. Из нескольких заявленных к созданию агроусадеб, от Озеран до Мордвина, фактически нет ни одной реально работающей.

Фото — П. Пинчук.Фото — П. Пинчук.

Мы делаем очередную остановку, чтобы осмотреть залитую водой пойму, и устраиваем фотосессию с традиционными лодками, выдолбленными  из стволов деревьев. На такой лодке далеко не уплывёшь, но в деревнях, расположенных на берегах Припяти, можно найти ещё пригодные для длительного плавания лодки и их хозяев — местных рыбаков.

Вода подступает к самым домам Хлупина, как и столетия назад. Фото — П.Пинчук. Вода подступает к самым домам Хлупина, как и столетия назад. Фото — П.Пинчук.

Околицы Хлупина. Фото — А. Халандач. Околицы Хлупина. Фото — А. Халандач.

Фото — А. Халандач. Фото — А. Халандач.

Фото — А. Халандач. Фото — А. Халандач.

Деревня Хлупин увековечена в эссе Владимира Короткевича. Он любил Припятское Полесье и совершил несколько поездок на Туровщину, а также сплавов по Припяти. Это колоритная местность. В годы высоких паводков деревня оказывается отрезанной от «цивилизации», дорога заливается водой, и лодка, как столетия назад, остаётся актуальным средством передвижения. Когда-то речные суда «Ракеты», курсировавшие между Пинском и Киевом, делали остановку и забирали жителей  Перерова, Хлупина, Снядина. Но этот вид транспорта «закончился» вместе с ХХ веком, немногочисленные местные жители теперь пользуются автомобильным транспортом или общественным.  

Гнездо белого аиста на дубе в пойме Припяти. Фото — П. Пинчук.  Гнездо белого аиста на дубе в пойме Припяти. Фото — П. Пинчук.

Но наше транспортное средство сегодня оказалось неспособным преодолеть разбитую и разъезженную, местами залитую водой, дорогу до Снядина, поэтому мы движемся дальше, в сторону Мордвина. 

От Хлупина до Припяти — километр воды. Фото — П. Пинчук. От Хлупина до Припяти — километр воды. Фото — П. Пинчук.

Здесь хозяйничают бобры. Фото — П. Пинчук. Здесь хозяйничают бобры. Фото — П. Пинчук.   

И наконец первая стая: 110  пролётных гусей. Движемся дальше на восток, к восточной границе национального парка, устью реки Уборть. 

За Мордвином нам открывается необычный ландшафт, представленный песчаными дюнами. 

Дюны. Фото — П. Пинчук. Дюны. Фото — П. Пинчук.

Дюны.Фото — П. Пинчук. Дюны.Фото — П. Пинчук.

Здесь они сохранились в малонарушенном человеческой деятельностью виде. Специфическая растительность, присущая такому местообитанию, редкая для нашей страны. Учёные Института ботаники НАН Беларуси выделили здесь несколько уникальных и редких биотопов І категории в системе международной охраны: травяных и остепнённых. Чтобы сохранить это богатство, не нужно ничего трогать, не нужно ничего изменять. 

Пришла пора поворачивать назад, в Туров. Паром в Снядине недоступен для нашего транспорта, и мы возвращаемся тем же путём обратно.

По материлам Багна